Бизнес и туризм в малых городах России – интервью Директора по территориальному планированию Градостроительного института «Гипрогор Проект» Владимира Трояновского порталу «Строительный эксперт»

Владимир Семёнович, как Вы считаете, насколько успешно сегодня происходит развитие малых городов, как экономически самостоятельных центров?

Развитие малых городов, и, в частности, моногородов – одна из самых сложных и актуальных проблем в сегодняшней России. Если проанализировать ситуацию комплексно, то следует принять очевидную действительность – сегодня мы все еще находимся на этапе осознания этой проблемы и поиске эффективных методов её решения.

По данным Фонда развития моногородов, который постоянно работает над актуализацией и расширением единого перечня мер поддержки таких территорий, в 2019 году в России насчитывается 319 моногородов. Хотя наблюдаются некоторые тенденции к уменьшению их количества, например, Череповец, возможно, покинет этот список в связи с положительными тенденциями социально-экономического развития.


Фонд отрабатывает различные инструменты поддержки, проводит обучение менеджмента, помогает в привлечении бюджета и т.д. Однако нужно признать, универсального рецепта решения проблемы не существует. Необходим индивидуальный стратегический подход. Необходимо понимать проблематику, на чем строить развитие города, в чем конкурентные преимущества, где создавать рабочие места, какие сектора экономики будут актуальны. Необходимо находить эти логические конструкции развития и пытаться их грамотно реализовывать. Если очевидные цепочки спасения города отсутствуют, можно искусственно добиваться привлечения предприятий на проблемную территорию, пытаясь повлиять на инвестиционные программы крупных холдингов и госпредприятий.


Кому-то удается находить такие верные логистические конструкции? Можете привести пример?


Общим критерием устранения проблемы монозависимости и безработицы в моногородах является условие развития производств, не связанных с основным производством.


В качестве примера приведу город Каспийск в Республике Дагестан. Основное производство в городе связано с оборонной промышленностью. Ключевое решение по снижению монозависимости – развитие туристического кластера, учитывая, что город находится на берегу Каспийского моря и обладает хорошими рекреационными возможностями. Уже сейчас там имеется мощный конгресс-центр, набережная, то есть существует некое ядро, вокруг которого можно формировать кластер – оформить прибрежную территорию, построить гостиницы, аквапарк и пр. Город находится сравнительно близко от Махачкалы, являясь одним из подцентров Махачкалино-Каспийской агломерации. Каспийск вполне может стать одним из туристических центров на Кавказе. Формат отдыха выходного дня здесь подходит идеально. Сюда легко добраться не только из Махачкалы, но из Грозного и Владикавказа. Такой центр вполне мог бы развиваться и быть успешным.


В развитии городов большую роль играет и личность главы региона. Классический пример – Калужская область, где губернатор лично курировал работу по привлечению промышленных инвесторов. Разобрался в их потребностях – сколько необходимо электроэнергии, какие нужны площадки, какие требования к транспортной инфраструктуре. Приглашенным представителям предприятий он презентовал готовые альбомы земельных участков с описанием всех необходимых ресурсов. В результате, за первым резидентом пришел второй, третий… Сейчас в области – крупнейший автомобильный кластер. В процессе развития – фармацевтический кластер. Всё это – результат правильной постановки задачи, логика и энтузиазм. Ничего сверхъестественного.


Особые экономические зоны, наверное, также благополучно могут влиять на развитие малых городов?


Пожалуй, особые экономические зоны (ОЭЗ) – пример того, как проекты развития могут стать неэффективными из-за слабой цепочки взаимодействия между властью и бизнесом. Здесь важной темой является создание законодательных и административных преференций для инвестиций в промышленное развитие. Но система таких мер должна быть хорошо продуманной. Известно, что многие из созданных и инфраструктурно-обеспеченных ОЭЗ не действуют в полном объеме, либо вовсе закрываются. Основная проблема в том, что формат государственно-частного партнерства (ГЧП) должен быть именно партнерством. Нельзя сначала построить кластер, а после ждать прихода резидентов, процесс должен быть многосторонним. То есть, нельзя допускать открытия такой территории, если не обеспечено необходимое количество резидентов, не сформированы жёсткие финансовые гарантии.


А что насчет возможностей российских малых городов, обладающих туристическим потенциалом? Какие они испытывают трудности?


Конечно, не все малые города проявляют признаки депрессии. Некоторые из них, обладающие уникальными туристическими возможностями, наличием богатейшего культурного потенциала, или, например, южные города с выгодной локацией, благоприятным климатом, наличием лечебно-оздоровительных ресурсов, оказываются вполне успешными. Однако и в этих случаях трудно говорить о процветании, скорее – о некоторых признаках стабилизации.


Например, Ростов Великий – малый город с численностью чуть более 30 тыс. человек, один из древнейших городов России, обладающий огромным количеством памятников архитектуры. Однако, низкий уровень дохода населения, проблема удержать молодежь – все это результат слабой экономики. Туристический поток слишком мал – однодневного туризма городу недостаточно для экономической самостоятельности. Соответственно, необходимо развивать это направление масштабней, удерживать туристов на более длительный срок, привлекать «богатых» туристов, предлагая широкое разнообразие услуг и вариантов отдыха. То есть, подход к организации туризма должен быть более последовательным, четким, развивающим, эффективно работающим на экономику города. Организация мероприятий, исторических реконструкций, фестивалей – все это работает на привлечение туристического потока.


Одновременно, нельзя забывать и о том, что одного туризма может быть недостаточно – город должен развиваться в других сферах – привлекать промышленность, развивать сельскохозяйственное производство.


Примерно та же ситуация происходит с промышленными городами. Рабочие места зачастую есть, производства стараются увеличивать мощности, однако комфортная среда для проживания в городе отсутствует, либо находится на очень низком уровне. Все это опять же приводит к массовому оттоку молодежи.


Напомню, что выше речь шла о проблематике относительно благополучных городов.


Тогда давайте поговорим о городах с наиболее сложной судьбой. Что это за территории и как можно помочь их развитию?


Более сложная ситуация с моногородами, где градообразующее предприятие либо уже прекратило свое существование, либо находится в ситуации, близкой к закрытию. Для таких территорий, а это проблема действительно всероссийского масштаба, составлен специальный список моногородов с определенной классификацией по степени депрессивности, и к таким территориям применяется особый подход в поиске решения сложившейся ситуации. Одним из вариантов решения является вовлечение моногорода в сферу крупной агломерации, если это позволяет территориальное расположение и близость к центру агломерации.


Например, моногород Усолье-Сибирское в Иркутской области. Он расположен примерно в 50 км от центра Иркутска, практически на границе иркутской агломерации. Однако, при составлении схемы терпланирования было предложено включить его в состав Иркутской агломерации, в том числе, организовав интенсивные транспортные коммуникации. В рамках программ поддержки развития моногородов там планируется создать несколько новых масштабных высокотехнологичных производств. По реализации этих планов Усолье-Сибирское может стать центром экономической активности и ему понадобится мощная связь с Иркутском, в том числе для привлечения инженерных и рабочих кадров. Таким образом, город получит второй шанс на развитие своей экономики.


Наиболее сложная ситуация состоит с теми моногородами, в которых исчезла градостроительная база, промышленность, и по сути, эти города находятся на стадии вымирания. Считаю, что в данном случае нужно находить силы говорить людям правду и заниматься их эвакуацией. Разумеется, это неприятный и крайний случай, но, к сожалению, естественный процесс, который происходит во всем мире. Примеров множество, включая крупные города. Например, американский Детройт, который сейчас вроде бы начинает развиваться снова, тем не менее, он практически опустел, хотя был промышленным центром огромной страны. Удерживать любой ценой территории, которые нет возможности развивать, не стоит, нужно заниматься планомерной и эффективной организацией помощи людям в поиске комфортного места проживания там, где они будут востребованы. Это неприятный процесс, но он естественен и к нему должны быть готовы люди и власть.


Все это – результат непростого наследства после развала СССР, когда процесс умирания малых городов, исчезновения их градостроительной базы шел по неуправляемому сценарию. Сегодня необходимо воздействовать на бизнес, не только взывая к их социальной ответственности, но и создавать эффективную законодательную базу. Здесь, как в медицине – всегда легче и лучше заниматься профилактикой, нежели пытаться вылечить уже тяжело больного пациента.


Строительный эксперт, 25.09.2019

Ссылка на статью 

Поделиться: